lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
22 февраля 2011г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Боец атакующего эшелона

Окопная правда гвардии старшего сержанта Полтавского
22.02.2011 "Липецкая газета". Петр Новиков
// Общество
Фото Анатолия Евстропова

Я видел их раньше. И даже знал некоторых. Подтянутые на праздновании Дня Победы. В отглаженных военных гимнастерках. Не с колодой медалей, как сегодня, а с одной, двумя, тремя боевыми наградами на груди. Были среди них и такие, кто без одной ноги, а то и без двух, без руки, с пустым рукавом... Это были фронтовики. Настоящие. Пехотинцы, танкисты, артиллеристы, моряки...


— Дед Митя, — спрашивал я часто жившего по соседству участника Великой Отечественной, — а что за медаль-то у тебя на гимнастерке?


— За войну, — скупо отвечал мне бывший солдат.


И вот я вновь сижу перед убеленным сединами бойцом давно минувших дней Всеволодом Васильевичем Полтавским, который проживает в Липецке на улице Желябова. Взгляд, как и в детстве, останавливается на двух солдатских медалях «За отвагу» и на ордене Красной Звезды. И мне сразу становится понятно, кто передо мной. Спрашиваю ветерана:


— У вас эти награды самые дорогие?


— Безусловно, — отвечает. — Первую медаль получил за бои под Сталинградом. К тому времени был командиром артиллерийского расчета. Вступили в бой. С ходу подбили несколько бронемашин противника. Кругом взрывы, гарь, свист пуль и осколков. Неба не видно…


К вечеру фронтовая «молния» разнесла весть по окопам: окружили большую группировку фашистов во главе с самим фельдмаршалом Паулюсом. Пленных немцев поведут по улицам разрушенного Сталинграда. А штабные писари по поручению военных начальников круглосуточно строчили списки отличившихся в боях. К награждению. Была в них и фамилия Всеволода Полтавского, которому поступает уже новый приказ: двигаться на Кавказ. Вместе с однополчанами он освобождает ростовские города — Шахты, Новочеркасск, затем сам Ростов. Сраженья везде кровопролитные.


— На подступах к Таганрогу, — вспоминает он, — завязалась ожесточенная схватка в местечке Матвеев Курган. Мы сразу его не взяли, ночью ворвались в два близлежащих населенных пункта. И застали там фашистов, что называется, тепленькими. Взору открылась удивительная по тем временам картина. Если наш брат солдат укладывался на войне на ночлег где попало и в чем попало, то педантичные немцы нежились в наших хатах в чистом нижнем белье. И как же непривычно было видеть их, драпающих из изб, в белом одеянии.


Фронтовые дороги Полтавского еще долго петляли по оккупированной врагом территории бывшего Советского Союза. Пока не вывели на его границы. Позади вздохнувшая от ига Родина, впереди — Европа. Предстояли новые ожесточенные сражения.


К тому времени гвардии старший сержант Полтавский научился бить врага так, что его заметили командиры. Предложили стать кадровым военным, тем более что до войны наш герой успел поучиться в военно-морском училище в Николаеве на штурмана морской авиации. И даже во время учебных полетов бомбил территорию условного противника... мешками с цементной пылью.


Однако желания связать свою судьбу с армией у него никогда не было. А вот повоевать отважно...


— Узнал, — вспоминает, — что добровольно формируются полки так называемого прорыва. Из наиболее подготовленных солдат и офицеров. Атакующие эшелоны. И записался опять в самое пекло. Меня мои близкие после войны все время упрекали: что же ты нам никакого подарка из Германии-то не привез? А нам и думать об этом было некогда.


— Всеволод Васильевич, а какое чувство испытали, когда в биноклях замаячил Берлин?


— Отомстить. Мы своей артиллерией уже могли наводить ужас на врага. За Одерское сражение меня наградили второй медалью «За отвагу». Воевал в составе Первого Украинского фронта, которым командовал маршал Конев. Авторитет его в войсках был непререкаем. Особенно после того, как он спас от разрушения город Краков. Под грохот канонады мы рвались к рейхстагу. Еще не знали, что на его стенах можно нацарапать автограф. В нас кипела ненависть. Мы знали, как надо воевать. На тот момент нас, по большому счету, ничего не волновало. Письма домой писали редко. А марш-броски за ночь или за день делали такие, что теперь только диву даешься.


...И вот Берлин. Жуков штурмует цитадель Гитлера. В головах только одна мысль — добить зверя.


— Берлин, — продолжает Полтавский, — обилием каналов похож на наш Ленинград. Мосты через каналы были взорваны. Приходилось наводить переправы. Кровь лилась за каждую улицу, дом. Приказ: только вперед. Наконец нам, раздислоцированным у Бранденбургских ворот, сообщают: «Все! Победа! Немцы сдаются, капитулируют!» Но расслабляться нельзя. Спешим на окраины добивать разрозненные группировки. По сути, уже после войны гибнут друзья-однополчане, одногодки. Обидно вдвойне. Как уцелеть, теперь и ты задумываешься. А вдогонку летит известие: за штурм и взятие Берлина Полтавский представлен к ордену Красной Звезды.


15 июля 1945 года уже командование Первого Украинского и лично сам маршал Конев вручали наиболее отличившимся бойцам-победителям первого эшелона персональные благодарности. Гвардии старший сержант Полтавский был в их числе.


Выцветшая от времени благодарность до сих пор висит в квартире ветерана на видном месте. Кто-то не обратит на нее внимание, но, как говорят, такие здесь не ходят. И дочери, зятья, внуки, близкие Всеволода Васильевича знают цену тем огненным баталиям. Уж их-то, не в пример некоторым нынешним «знатокам» истории, не надо агитировать за сохранение правды о войне. И особенно о тех ее героях, которые воевали, как говорят, от звонка до звонка.


— Я, — завершает Полтавский, — и демобилизовался по специальному приказу. После боев дали отпуск двухнедельный. Приехал в Липецк, а военный комендант замечает: «Вижу, ты по гражданской специальности шахтер? На рудниках работал?».


— Да, — отвечаю.


— Так вот, парень, по твою душу специальный приказ уже вышел: такие, как ты, подлежат демобилизации в первую очередь.


Полтавский этим же днем, не раздеваясь, к месту службы. Мол, все, ребята, отвоевался. С вами хорошо, а дома — лучше.


На совесть Всеволод Васильевич отработал положенное и в мирной жизни. Удостоен был разных наград, в том числе и ордена «Знак Почета». На пенсию уходил с должности заместителя управляющего Студеновским рудоуправлением.


— Двадцать четыре фронтовика тогда только в нашем ведомстве было. Сегодня почти не осталось никого. Все больше примазавшихся к тем событиям. Которые в 1945 году пришли нам, бывалым солдатам, на смену, нынче оказываются участниками войны.


— Всеволод Васильевич, — спрашиваю, — а сумеете отличить настоящего фронтовика от того, кто в сороковых пороха в окопах не нюхал?


— Сразу, — отвечает. — И не только по медалям, которые почти у большинства нынешних «вояк» только юбилейные. По разговору пойму...


Солдат Великой Отечественной посмотрел на образа и осенил себя крестным знамением: прости, Господи.


— А мы, ребята, — предложил, — пойдемте пить чай. Фронтовые сто граммов мне давно уже медики отменили: последствия контузии головы и позвоночника. А чаю попьем. Девяносто ведь мне накануне 23 февраля стукнуло...

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 20 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +15C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Найди меня, мама!

Галина Кожухарь, ведущая рубрики, фото
// Найди меня, мама!

Одухотворение стекла

И. Неверов
// Культура

Не жалея любви и заботы

Ирина Смольянинова
// Общество

Изысканный вкус сырной геополитики

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

Жара. Разгром. Реванш

Альберт Берзиньш // Спорт

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

Пока ещё «пчёлы»

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх