lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
22 февраля 2011г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Личное дело

История непоставленного памятника
22.02.2011 "Липецкая газета". И. Неверов
// Общество
Фото Павла Острякова
Фото Павла ОстряковаПамять о войне живет и в альбоме фронтовых фотографий, и в сердце ветерана Петра Ивановича Кащенко.

В скором времени бессменному председателю общественного фонда «Памятник Победы» Петру Ивановичу Кащенко первому среди наших земляков будет вручен Памятный знак «Доброволец Липецкой области».


— А что такое не киношный, а взаправдашний бой? — допытывались однажды у Кащенко мальчишки, его ученики. — Или все так и происходило, как в кино показывают: солдаты бегут, кричат «ура», немцы отступают, сдаются, и деревня взята?


Рассказывать о войне ему и проще, и сложнее, чем объяснять, допустим, английские формы глагола, всякие active, passive или презент continuous. Проще, потому как на передовую он попал, когда лишь на самую малость был старше пацанов, сидевших перед ним за партами. Сложнее, поскольку хотелось, чтобы они не слова рассудком воспринимали, а сердцем почувствовали то, что пережито его поколением.


— Бой для солдата — тяжелая и опасная работа. На войне вообще много и тяжело трудятся: то окоп в промерзшей земле долбишь, то шагаешь без привала и десять, и двадцать километров, то пушку на руках через хляби тянешь.


А что касается боя... Все-таки чаще не бежишь да бежишь, а идешь да идешь. В заданном направлении. Ты идешь, а по тебе стреляют из минометов. Так мы наступали на Петрозаводск. Дорога, вдоль нее — подлесок. Мина просвистит, провоет — падаешь на землю. Остался живой, осколком не задело — поднимаешься, и опять вперед, как приказано. Боковым зрением замечаешь: кого-то убило, кого-то раненого подобрали, выносят из-под огня. Пока не тебя. Значит, идешь дальше. А уж там, может, придется и пробежать вперед несколько десятков метров, если немцы совсем близко.


До поры до времени Бог меня миловал. Но в одном из боев в Карелии получил ранение и я. Помню страшную ночь: лежим мы, подстрелянные, беспомощные, в лесной сторожке. С нами медсестра. Она пуще всего боится, что появятся белофинны и всех перережут. Но не появились. Повезло.


Лечился я в госпитале в Череповце. Чуток оклемался и — вновь на Карельский перешеек, в так называемый «выздоравливающий батальон». Наступил уже сорок четвертый год. Мне как раз восемнадцать исполнилось.


* * *


А в начале войны ему было пятнадцать. В последнюю мирную ночь он с приятелями отправился на рыбалку. Когда днем вернулись в город — назывался он Борисоглебск, словно в совсем чужом месте оказались. Изменились лица, улицы, сам воздух. Уже на окраине увидели плачущих женщин.


В сорок первом семья Кащенко проводила на фронт старшего сына, Ивана. В сорок втором — среднего, Федора. В сорок третьем настал черед Петра. Тогда, в январе, забрали весь двадцать пятый год, говорит он. Что с того, что мне еще только семнадцать? Война. А я комсомолец.


— Прощаясь, мать сказала: «Ну, тебе заканчивать эту войну». Подсадили меня в машину с другими новобранцами — сам не сумел залезть, ростом не вышел, — и повезли в Моршанск, в минометно-пулеметное училище. Только учили недолго — с января по март. Училище расформировали, часть моих товарищей в воздушно-десантные войска отправили. Им выпало сражаться на Курской дуге. До Победы дожили не многие. А я на Карельском перешейке воевал в пехотном полку.


Потом я часто думал: как это мне так повезло, что не убили? Знаете, солдат, по-моему, не должен ничего выгадывать, слишком себя жалеть да беречь. Надо довериться — судьбе ли, Богу ли. В эпиграфе к какой-то главе «Капитанской дочки» правильно сказано: «На службу не напрашивайся, от службы не отказывайся». Я, сам того не осознавая, этому правилу и следовал. Где воевал, кроме Карелии? Был в Румынии, участвовал в боях на озере Балатон, за город Вену. Дальше — Швейцарские Альпы. А закончилась моя война в шестидесяти километрах от Праги. Но война-то закончилась, а служба армейская продолжалась еще пять лет.


* * *


Но все имеет свой конец. Закончилась и армейская служба Кащенко. Бывший сержант, пехотинец, артиллерист, он стал учителем. И сорок шесть лет преподавал детям английский в двух липецких школах — пятой и пятьдесят пятой.


— Выбрал иняз я по особым соображениям. На передовой человек, знающий немецкий, был очень ценен. А в пятидесятом году самым вероятным противником считались, и не без оснований, американцы. Я и решил, что ежели чего, то английский мне пригодится. Сейчас, слава Богу, его учат с иными целями, без нашего горького военного опыта.


В школе мне как мужчине, к тому же фронтовику, доставались самые трудные классы, трудные ученики. Приведут родители какого-нибудь хулигана, директор и говорит: ну пусть этого шустрого паренька, что чужие велосипеды угонял, возьмет к себе Петр Иванович. Я брал, не отнекивался. Все по тому же пушкинскому принципу: от службы не отказывайся... И у меня с такими ребятами как-то получалось. Я их понимал, они меня уважали. Хорошими людьми потом вырастали. Первые мои выпускники до сих пор у меня дома хотя бы раз в год собираются. Вот и на минувшее Девятое мая, в юбилей Победы, приходили.


Если б не мои ученики, не возникла бы и сама идея памятника Победы, не было бы никакого общественного фонда...


* * *


А идея родилась на классном часе после рассказа, а вернее — мыслей вслух, Петра Ивановича о войне, Победе и памяти.


— Тогда мы с ними и договорились: добиться, чтобы монумент в честь победителей установлен был к шестидесятилетию Великой Победы. На педсовете коллеги поддержали. До сих пор у меня лежат протоколы того обсуждения. Разве мог я предположить, каким долгим будет наш путь к осуществлению задуманного? Все представлялось естественным, органичным делом. Никаких препятствий, кроме материальных, не предвиделось. А средства...


Да вот как раз насчет средств мы все правильно просчитали. Ребята собирали металлолом. Директор пятьдесят пятой школы Самсонов пообещал, что не потратит деньги от него ни на ремонт, ни на мебель или занавески, и слово сдержал. Дальше — больше: инициатива перешагнула школьный порог, на памятник начали жертвовать сперва сотни, а там и тысячи жителей города. Нам шли навстречу все. Счет в Сбербанке взялись обслуживать бесплатно. А в Областном банке, спасибо его гендиректору Светлане Бобылевой и председателю совета директоров Борису Столповскому, повысили процентную ставку на наш вклад. Кстати, и сами банковские сотрудники внесли деньги.


Сколько раз за эти годы встречался я и со взрослыми, и с детьми, говорил о нашем проекте на предприятиях, в техучилищах, учреждениях — не сосчитать. И после любой встречи люди пополняли копилку фонда.


* * *


Вообще-то Памятный знак добровольца Кащенко давно бы уже получил, да вот захворал, полтора месяца на больничной койке провел. Но едва покинул опостылевшую палату, как тут же занялся делами фонда, даром что еще не совсем восстановился после болезни.


Пока мы втроем — сам Петр Иванович, его супруга Маргарита Петровна и я — за чашкой чая толковали, почему так затянулась история с памятником, позвонили из банка. Хозяин дома что-то сосредоточенно обсуждал с невидимым собеседником. Со стороны могло показаться, что Кащенко серьезный бизнесмен и речь идет о его солидном личном счете.


— Ну, счет и вправду немаленький, — соглашается он, — все-таки два миллиона сорок четыре тысячи. Между тем складывался-то он не только из крупных пожертвований предприятий, фирм, предпринимателей, но и из сотен или даже десятков рублей, которые вносили пенсионеры, школьники, семьи многодетные. Так что тут каждый рубль особый вес имеет. Потому мы с моими помощниками и постановили: никто, включая меня, председателя фонда, не имеет права распорядиться хотя бы копейкой. Расходная часть счета заблокирована. Примут, наконец, решение об установке памятника, приступят к работе — и депутаты горсовета его разблокируют.


Некоторые этому сильно удивляются. Давеча один бизнесмен смотрел на меня каким-то китайско-азиатским взглядом — никак не верил, что я ни гроша для себя не брал и не беру. Что ж это за время, когда элементарная порядочность, тем паче в таком святом деле, как увековечение памяти о Великой Победе, кажется чем-то невероятным? Да тут ведь без куска хлеба будешь сидеть — и то рука не поднимется посягнуть на эти средства.


А если говорить об инициаторах фонда, то мы первые любую полушку ему отдаем, все, что получаем в качестве наград, поощрений за инициативу. Вот вручили мне на презентации социальных, патриотических проектов по ЦФО три тысячи — и я обрадовался: пусть не намного, а все же еще что-то прибавится.


Хочу низко поклониться людям, что откликались на наш призыв в течение десяти лет и продолжают пополнять счет фонда сегодня. Всем — школьникам, учащимся ПТУ, ветеранам, военным, депутатам, предпринимателям, врачам, педагогам. У меня стопа подписных листов хранится, в метр высотой. Пятьдесят тысяч пожертвований! Впечатляет? А ну-ка скажите: за какое еще начинание липчане так голосовали? Да ведь не бумажки в урну опускали, а деньги жертвовали. Кстати, необычайный всплеск активности случился в год 65-летия Победы. И мне непонятно, отчего власти Липецка так долго медлили, да и теперь еще нет ни достойного творческого проекта, ни четко обозначенного места, где должен стоять монумент...


* * *


Когда-то была надежда, что монумент Победы будет проектировать известный скульптор Клыков, автор памятника Петру Первому в Липецке. Он предлагал установить на площади Победы скульптуру Георгия Победоносца как символ народного героизма, державы, одолевшей страшное, грозившее всему миру зло. Но сегодня народного художника России Клыкова уже нет на свете.


Позже были организованы конкурсы проектов, среди которых, считает Кащенко, были интересные. Однако в результате последнего конкурса комиссия отобрала, на взгляд Петра Ивановича, не самый удачный, недостаточно масштабный и выразительный. Дискуссия вокруг него закончилась отменой принятого решения. Что дальше? А главное — сколько еще продлятся неопределенность и ожидание?


— Я думаю, в памятнике необходимо отразить все основные силы, обеспечившие Победу, он должен свидетельствовать о роли армии, флота, авиации, тружеников тыла. Мне возражают: это неосуществимо, это будет в ущерб художественности. Не знаю. Пусть тогда талантливые люди создают свои варианты, которые убедят большинство липчан.


Дело-то ответственное. Памятник ставится на века. И новые поколения, всматриваясь в него, должны почувствовать свою кровную связь с победителями. Осознать, что они тоже наследники и носители той Победы. Понимаете, человек может все потерять: дом, деньги, одежду, работу. Но память не отнимешь. Никакой дефолт, никакой экономический кризис ей не опасны. Если только мы сами не изменяем памяти, не предаем ее. А зримым воплощением этой верности, этой гордости и должен быть наш памятник. Поэтому мы за него так отчаянно и настойчиво бьемся десять лет. Он не только для меня стал личным делом. Это личное дело каждого из десятков тысяч липчан, которые уже вложили в пока непоставленный монумент не только свои деньги, но и свое преклонение перед поколением Великой войны и Великой Победы.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 12 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: 0 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Сказка для взрослых

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru
// Культура

Волонтер серебряного возраста

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru
// Общество

Рекорды липецкой воды

Евгений Арутюнов, sport@lpaper.ru
// Спорт

Инвесторы ищут профессионалов

Николай Рощупкин
// Сельское хозяйство
Даты
Популярные темы 

Доходы казны возрастут

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // Власть

Задачи для профессионалов

Кирилл Васильев // Экономика

Когда старость в радость

Александр Гришаев, agrishaev@yandex.ru // Общество

«Помогаю и буду помогать»

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // "Липецкой газете" - 100 лет

Вместе остановим беду

Андрей Филатов, главный врач Липецкого областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями // Здоровье

Чтоб он исчез, лишний вес!

Анжелика Юдина, врач-эндокринолог Липецкой областной клинической больницы // Здоровье



  Вверх