lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
21 февраля 2011г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Приключения солдата…

21.02.2011 "ЛГ:итоги недели". Роман Хомутский
// Общество
Фото Николая Черкасова
Фото Николая ЧеркасоваСергей БобровскийВладимир ДементьевЕвгений ПаничкинВасилий Шевяков

Армейский фольклор – неиссякаемый кладезь самых невероятных, смешных и печальных, зачастую абсурдных, авантюрных, сатирических историй. О быденные вещи в нём приобретают гротескный характер, а лишённые элементарной логики события непостижимым образом складываются в фантасмагорическую цепь закономерностей. Получается такая своего рода рефлексия объективной реальности, но в кривом зеркале. В доказательство своего суждения приведу в пример лишь двух популярных литературных персонажей – Чонкина и Швейка. Любой, кто читал истории об их похождениях, должен сообразить, о чём я говорю. Да и любой, кто оказывался в рядах солдат срочной службы, тоже прекрасно меня поймёт. Ведь у каждого бывшего воина отыщется в памяти как минимум пара эпизодов, размаху которых позавидовала бы фантазия самого смелого писателя. В канун Дня защитника Отечества – воспоминания известных личностей нашего города о своих армейских приключениях.


Художник по приказу


Итак, приключения рядового Сергея Бобровского, который после армии посвятил себя театральным подмосткам, а теперь знаком нам как главный режиссёр Академического театра драмы имени Льва Толстого...


«В армию я пошёл в 1981 году, причём рвался служить, несмотря на свои болезни, о которых на медкомиссии предпочёл умолчать. Попал в Сибирский военный округ, в элитную часть войск связи при Генштабе. Бойцов было мало, человек сто двадцать, в основном – генералитет. Я занимал должность водителя пеленгатора. Огромная махина в одиннадцать тонн, невообразимые антенны по десять метров. Но история не об этом, а о моей второй военной «специальности». Как-то раз всех солдат попросили написать автобиографии. Мы, конечно, написали. Но истинный смысл этой акции раскрылся позже. Оказывается, таким способом среди личного состава рассчитывали выявить тех, у кого хороший почерк. Поскольку я ещё со школы славился каллиграфическими и художественными талантами, то, естественно, попал в число двух «избранных». Не успев даже толком пройти курс молодого бойца, я был приписан непосредственно к штабу – чертить карты, оформлять документы и прочее. Мне посулили райскую жизнь: ходить в гражданской одежде, питаться в офицерской столовой, отдыхать до отвала. Кто-то об этом мечтал, но только не я, ведь в армии привлекала именно военно-полевая романтика! Протестовал, упирался, ни в какую не соглашался на штабной распорядок, несмотря на угрозу вечной гауптвахты за упрямство. В итоге – «моя взяла». На «губу» не посадили, отправили назад в часть. Не успел обрадоваться, как меня вызывают в наш «особый отдел» по аналогичному поводу. Тут уже не откажешься, вменили художество в служебную обязанность. Только безо всяких привилегий. То есть к выполнению регулярного воинского долга прибавились бесконечные бессонные ночи в канцелярии, которые приходилось просиживать над ватманом. На меня «свалилось» оформление двух этажей длиннющей казармы. А тут ещё, на беду, стали один за другим умирать наши генсеки. Разве мог я предположить, каким боком их кончины выйдут лично мне. Только-только завершил четыре стены метров по пятьдесят-семьдесят длиной – уставы, история части, портреты вождей, – умирает Леонид Ильич. Проходит несколько дней, политика поменялась, в президиуме партии – Андропов, появляются новые руководители страны и военачальники, которые всё переформулируют. То есть весь мой адский труд – даром. Ладно, переписываю, перерисовываю, меняю фамилии. Не успели оглянуться – скоропостижно уходит Андропов, назначают Черненко. И снова вёдра туши, краски, клея. «Ну почему старики да старики?» – негодовал я и в очередной раз переделывал плакаты. Вот так, от судьбы убежать не смог и потом тысячу раз жалел, что не пошёл в Генштаб. Художество – проклятие моей армейской жизни».



«Срочник» без обмундирования


Продолжает армейские хроники история рядового Владимира Дементьева, который после своей «срочной» службы прославился как известный пловец, а ныне возглавляет управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области...


«В армию я попал в 1978 году после окончания института, будучи членом сборной команды СССР по плаванию. Меня призывали в Северо-Кавказский военный округ в числе примерно сорока атлетов, среди них были три пловца, а остальные представляли другие виды спорта. Как минимум, все – члены национальной сборной либо те, кто мог потенциально выступать за команду Вооружённых Сил в спортивных состязаниях. Единственным, кто по распределению ввиду каких-то причин оказался вне ростовской спортроты, был я.


В этой роте целенаправленно в течение всего срока службы должны были продолжаться тренировки, чтобы призывники смогли сохранить форму и после демобилизации успешно продолжать спортивную карьеру. Меня же направили в Новочеркасское высшее военное командное училище связи. Не прошло и дня после принятия присяги, как меня вызывают к начальнику училища – боевому генерал-полковнику, танкисту, дважды Герою Советского Союза. Признаться, я стушевался, так как совершенно не понимал цели визита к такому высокому чину. Никто ничего не говорит. Стою, жду в приёмной. Генерал-полковник вызывает. Захожу в кабинет, и тут он просит всех остальных удалиться. Ну, думаю, ЧП. А он смотрит на меня и говорит: «Ты ведь, наверное, был за границей? Расскажи, как там. Я до Берлина дошёл, а после войны так никуда и не выезжал. Ради чего мы воевали? Как люди живут?» Представляете? Мы провели вместе весь тот день, о многом говорили. Начальник пригласил меня после окончания срока службы работать к себе в училище, в бассейн на военную должность. Та встреча многое мне дала, генерал-полковник был проникнут высочайшей симпатией к физкультуре и спорту, и его расположение очень польстило мне, молодому рядовому солдату.


Хотя солдат я был особенный. Ведь у меня даже не было формы – её просто не смогли подобрать. Зато я своими спортивными достижениями смог принести училищу столько очков, сколько до меня никто не приносил. Ведь все мои победы в армейских первенствах шли в зачёт училищу. А выступал я постоянно. Собственно, вопрос о форме встал на одном из соревнований. Была общая перекличка участников. «Рядовой Дементьев!» – «Я!» Поднимаюсь с места, по тогдашнему последнему писку моды одетый с ног до головы в «джинсу». «Почему без формы?» – «Не смогли подобрать!» – «Как, во всём округе нет твоего размера?» – «Так точно!» После этого нашему завхозу поступило распоряжение обмундировать меня по уставу. Пришли на склад, он целый час пытался отыскать китель 58-го размера и сапоги 49-го, но все его попытки остались безуспешными. Так у рядового Дементьева из военной формы за всю службу было лишь две панамы защитного цвета. Одну оставил себе на память, а другую подарил товарищу».


Штык-нож как орудие взлома и угона


Кто знает, чем бы закончились трёхнедельные учения сержанта Евгения Паничкина, если бы не его смекалка? И стал бы он впоследствии петь в одной из самых известных «тяжёлых» групп страны начала 90-х годов, удалось бы ему открывать эфиры первой FM-радиостанции области «ЛРК», работал бы он сегодня музыкальным редактором «Авторадио-Липецк»?


«Прежде чем попасть в действующие войска в Западной группе в Польше, полгода я провёл в «учебке» под Пензой. Там осваивал воинскую специальность компрессорщика. То есть должен был контролировать процесс закачки воздуха в ракетную установку. Как раз ту, которую можно было раньше видеть на парадах на Красной площади: длинная толстая ракета на двух опорах. По прибытии на место дислокации за границу выяснилось – должность занята. А я – со второго курса института, да ещё и в очках. Типичный «ботаник». Меня определили писарем и оформителем. Но после того как я дебютировал с плакатом в стилистике Остапа Бендера, нарисовавшего сеятеля облигаций, всем стало ясно – до Микеланджело мне далеко. Тогда замполит направил в роту связи, где меня назначили командиром отделения подготовки данных для стрельбы оперативно-тактическими ракетами. Служба была увлекательной, часто проводились учения – со всем оборудованием выезжали на полигоны, располагавшиеся среди живописных польских лесов. Прямо игра в «Зарницу»!


Но самое «интересное» началось после взрыва в Чернобыле. Международная обстановка накалилась, войска были приведены в положение повышенной боевой готовности. Однажды ночью весь личный состав подняли по тревоге. Спешно собрали всю технику и выступили в направлении железной дороги. Погрузились на платформы, закрепили машины металлическими канатами, двинулись в сторону границы, к городу Брест. Там пришлось перегружаться с европейской «узкоколейки» на наши широкие рельсы. Кстати, разница в расстоянии между ними – стратегический ход, а не случайное несовпадение. Когда всё было снова укреплено на платформах и поезд тронулся, огласили боевую задачу: оказывается, мы ехали на пуск. И не куда-нибудь, а в Казахстан, на целых три недели. Несколько дней заняла дорога только по территории Польши – в теплушках с «буржуйками», прямо как в фильмах про войну. По нашим просторам предстояло преодолеть ещё более серьёзное расстояние, причём по степи в условиях экстремальной непогоды и низких температур.


По своей сержантской должности я был обязан ежедневно разводить караул, который в пути охранял технику. Во время стоянки на семафоре нужно было менять наряды и распределять их по постам. Однажды во время этой процедуры состав неожиданно тронулся и начал набирать скорость. Втроём или вчетвером мы без верхней одежды в двадцатиградусный мороз в степи бросились вдогонку, хватаясь негнущимися от холода пальцами за поручни и взбираясь на полном ходу. Потом, прямо как в «Неуловимых мстителях», с риском сорваться под колёса перебрались на платформу, где «путешествовал» огромный ЗИЛ-131. Штык-ножом вскрыл замок, им же перерезал в кабине провода зажигания и, будто заправский угонщик, запустил двигатель. Включилась печка, стало тепло… Когда нас хватились, прошло уже несколько часов, в течение которых эшелон шёл до следующего семафора. Произойти, на самом деле, тогда могло всё что угодно. Можно было замёрзнуть в степи или на платформе. Нас искали, но никто не знал, что в тёплой кабине мы согрелись, разомлели и просто уснули».



Караульные миниатюры


Приснился ли во сне рядовому Василию Шевякову сценический номер, приведший его после армии на телевидение? Пробудился ли в нём талант шоумена, когда он был ведущим казарменной викторины «Угадай мелодию»? А знаете ли вы вообще, что Шевяков и его извечный партнёр Евгений «Тарзан» Стаханов – ещё и братья по оружию?


«С Женькой мы всю жизнь бок о бок. Вот и на призывной пункт вместе отправились, попали в одну часть. Служили в Озёрске Калининградской области. Там было пять постов, которые необходимо охранять. То есть через каждые сутки мы отправлялись в караул. Пост № 3 – стоянка автоколонны, гаражи. Задача часового – сидеть на вышке и оттуда наблюдать: кто, куда и зачем пошёл по территории. Так всю ночь. Помню, была весна, раннее утро, потихоньку поднимается тёплое мартовское солнышко. Остаётся буквально полчаса до смены утреннего караула. После ночи бдения лучи рассвета сморили рядового Стаханова. Глаза прикрыл, прислонился к стеклу в будке и потихонечку сполз на пол. А вышка устроена таким образом, что, поднявшись наверх по лестнице, необходимо открыть люк. Забираешься внутрь, закрываешь люк и по нему топчешься – места мало. Евгений как раз на люке и расположился, задремав. Приезжает смена во главе с начальником караула, старшим прапорщиком. Смотрят, а часового на вышке нет. Что случилось, где боец? Походили, поискали и, естественно, никого не обнаружили. Тогда прапорщик на правах главного лезет на вышку. Начинает толкать люк – не поддаётся. Поднатужился – потихоньку приоткрывается. Далее повествование продолжается со слов моего товарища Евгения. «Сплю я, значит, на посту. И вдруг – грохот под ногами, снизу кто-то пытается влезть. А я же всё-таки несу боевую вахту на объекте. Воображение спросонья подсказало мне: диверсанты. Открываю глаза, и точно: в люке чья-то недобрая физиономия уже торчит». По счастью, Стаханов не успел применить оружие или приёмы рукопашного боя. Уже занеся над изумлённым прапорщиком сапог, чтобы столкнуть вниз, в последнюю секунду Женя смекнул: ложная тревога, свои. Провинившегося солдата, как у нас это называли, отправили в «заплыв»: караулку пришлось драить раз десять подряд вне очереди.


Ещё был второй пост, который нужно было обходить по периметру. Там мы научились спать на ходу. «Патрулируешь» по тропинке от стены до стены с автоматом наперевес, а сам спишь. Чувствуешь, штык-нож уткнулся во что-то твёрдое – ага, значит, преграда. Открываешь глаза, обходишь и – дальше. Конечно, кое-что происходило помимо постоянного несения караула. Вдвоём с Женей всё время устраивали концерты, выступали на торжественных мероприятиях, ведь когда мы попали в Вооружённые Силы, за плечами уже был опыт совместного участия в студенческом КВНе. Так, номер, благодаря которому нас после «дембеля» позвали на телевидение, был придуман именно для солдатского вечера. В армии мы его отрабатывали на ура, а потом показали как-то в политехе. Подходят с ГТРК: «Очень номер ваш смешной. Не хотите юмористическую передачу на ТВ делать?»


Конечно, в казарме веселились не только мы двое. Развлечения придумывали все вместе. Например, устраивали «Угадай мелодию». Кто-то из солдат на одной струне выдаёт мотив из нескольких нот. Два игрока соревнуются – кто быстрей узнает песню. Ну и, само собой, нужны светящиеся кнопки со звуковым сигналом. Стоит ли говорить, что их также выбирали из числа бойцов. Смех всегда помогал превозмочь многие тяготы армейского быта».


Да, наши сегодняшние герои обычно рассказывают на публике совсем другие истории. Честно отдавать долг Родине – прерогатива не только «парней с окраин», но и личностей безусловно талантливых, которым военная закалка, возможно, помогла впоследствии обрести успех и известность на «гражданке».


И слава Богу, что все – где-то забавные, а где-то поучительные – их воспоминания о времени мирном. А не о войне.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 16 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Глоток свежего воздуха

Максим Ионов
// Общество

Выбирая жизненный путь


// Образование

Ключи от новой жизни

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

На родной земле

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Власть
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Поговори со мною сердцем

 Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

Шторы мастера боятся

Юлия СКОПИЧ // Общество

Конь на F3

Олеся ТИМОХИНА   // Общество

Вот так «Попала»!

 Сергей БАННЫХ // Культура

Кадровые проблемы областного футбола

Геннадий Мальцев // Спорт



  Вверх