lpgzt.ru - Экономика Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
17 января 2011г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Экономика 

Ферма на лужайке

Кто поможет владельцам личных подсобных хозяйств
17.01.2011 "ЛГ:итоги недели". Виктор Страхов
// Экономика
Фирма поставляет натуральные, полезные, экологически чистые продукты...Фирма «Унипром» готова взять картофель, лук, соленья и варенья прямо с огорода или из подвалаПомещение для хранения продукции

Как выясняется, в России нет границы более крепкой, чем грань между городом и деревней. Стереть её ещё в середине прошлого века пообещал первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущёв, однако преуспел лишь в сооружении бессмысленных и ненужных селу многоэтажек, а также в изгнании бурёнок с частных подворий. Ему казалось, что именно они мешают советским колхозам догнать и перегнать Америку по производству молока и мяса.


Увы, радикальная мера не помогла – колхозы Америку не догнали. Однако личным подсобным хозяйствам был нанесён столь мощный удар, что прийти в себя они не сумели даже со сменой общественного строя в стране и деревне. Почему? Что мешает селянам воспользоваться, что называется, природными преференциями и зажить безбедно и достойно? Как живут финские или канадские крестьяне-фермеры?


Эти вопросы стояли на повестке дня все последние годы. Власти искали ответы на них и, кажется, нашли, предложив очередную программу помощи селу. Однако будет ли она достаточно эффективной? Мой собеседник генеральный директор недавно созданного в Становлянском районе торгово-закупочного предприятия «Унипром» Станислав Дроздецкий в начинание верит, иначе не стал бы за него и браться.


Ему 33. У него современное образование – за плечами Всероссийский заочный финансово-экономический институт и юрфак Воронежского университета. Словом, он молод, энергичен, контактен, доброжелателен. И потому на откровенно провокационный вопрос, а не кажется ли ему, что на селе всё идёт именно так, как и должно идти, и традиционная русская деревня с её обязательными картофельными грядками, коровами, козами, курами и прочей живностью должна навсегда остаться в истории, отвечает подчеркнуто спокойно, даже иронически:


– А почему, собственно, мы должны отказывать селу в праве на жизнь? Оно живёт так, как может и как хочет.


– Но если так, то какой смысл помогать ему?


– Речь в нашем случае и не идёт о помощи. Создание торгово-закупочных организаций – коммерческий проект. Причём это вовсе не доморощенное изобретение. Уже десятилетия точно такие же структуры работают на Западе, и они доказали свою эффективность.


Дроздецкий знает, о чём говорит. По миру он покатался. И не только с туристическими целями. Хотя не хуже ему известно и другое. То, о чём и пытаюсь напомнить ему я.


– И экономисты, и журналисты продолжают утверждать: крупное сельскохозяйственное производство эффективнее мелкотоварного. Ну а личное подсобное хозяйство – это вообще архаизм, рудимент давно ушедшей в историю эпохи, и сегодня ни один нормальный фермер не станет распахивать газонную травку у дома, чтобы вырастить помидоры или морковку…


На этот вопрос Дроздецкий отвечает не сразу, что, в общем-то, и понятно. К его бизнесу крупные хозяйства, кажется, не имеют никакого отношения. Но в то же время именно они сегодня устанавливают на селе правила игры. И с этим он должен считаться. Как и с тем, что инвесторы спасли распадающиеся колхозы и совхозы и в итоге поддержали деревню. И в этом смысле были очень даже полезными. Они обеспечили производство новой техникой, внедряют новые технологии. Кроме того, они заняли какую-то часть населения. И это тоже плюс. В отличие от крестьян стран Восточной Европы, с падением социалистической системы немедленно покинувших колхозы и совхозы, крестьяне российские уходить из коллективных хозяйств не торопятся. Им ни к чему ни фермерская, ни коммерческая самостоятельность. Никто тем более не готов и к тому, чтобы остаться один на один с российским чиновником. В коллективе и вне его, но рядом с ним выжить проще. Даже в том случае, если основной источник дохода не общественное производство, а личное подсобное хозяйство.


Вот почему и для селян, а значит, и для заготовителя, вопрос, ради чего оказались в глубинке холдинги, вовсе не праздный? Действительно, что заставило бывших строителей, оптовиков, владельцев розничных сетей пожертвовать частью своего капитала? Искреннее желание освоить новое для себя дело, вложить деньги в долгосрочные перспективные проекты, развивая все сельские отрасли, или главную роль сыграли сиюминутные меркантильные расчёты? На этот вопрос у моего собеседника нет однозначного ответа.


Да, он видит, что многие предприятия, пришедшие в сельское хозяйство, заинтересованы в стабильном производстве. У них рассчитанные на перспективу цели. Они вкладывают средства в его развитие, и это уже даёт и обещает ещё более прочные результаты. Но он видит и другое, когда фирмы, едва ступив на сельскую землю, закрывают молочные фермы, избавляются от молодняка, отказываются от непрофильных, как им кажется, полевых культур.


Их цель проще и приземлённее – получить прибыль. Быстро и любой ценой. Ну а раз так, то и все средства хороши, включая самые примитивные. Ради немедленной прибыли можно отправить домой доярок, можно отказаться от производства кормов, можно даже вообще ликвидировать какую-либо систему земледелия, засеяв всю пашню пшеницей – авось, после нас хоть потоп.


Казалось бы, какое до всего этого дело заготовителю? Однако есть дело. Потому что самой большой проблемой для «Унипрома» в самом начале его работы были не административные барьеры, не сложности, связанные с созданием производственной базы, и даже не дефицит денег, а дефицит доверия. Причём доверия не властей. Районная администрация как раз сделала всё, чтобы поддержать новый бизнес. Она в какой-то мере даже инициировала его, предложив Дроздецкому заняться тем, чем он прежде никогда не занимался. Основной как раз и оказалась проблема взаимоотношений. С теми самыми сдатчиками, с которыми предстояло работать вновь созданному предприятию и которые уже столько натерпелись от всевозможных сельских экспериментов.


– В прошлом году, когда мы начинали, исколесил все районные деревушки, – признаётся он сегодня. – Пытался понять, во что ввязываюсь. Первые переговоры оказались предельно тяжёлыми. Люди, познакомившиеся с московскими перекупщиками, просто отказывались верить, что мы способны работать иначе, что готовы учитывать их интересы, что готовы даже заранее обговаривать цены. И что ни о каком обмане в нашем случае не может быть и речи, потому что мы пришли всерьёз и надолго и заинтересованы в прочных контактах.


Он верил в успех, давал объявления в районке и создавал производственную базу. К счастью, не с нуля, хотя и становлянских корней у него не было. Родился и вырос в Липецке, где окончил школу, вуз. Здесь у него семейный дом. Здесь начал заниматься бизнесом. Здесь понял, что предпринимательская жизнь – это своего рода чересполосица, и проекты, кажущиеся чрезвычайно выгодными сегодня, не обязательно будут такими же завтра. Он занимался оптовой и розничной торговлей. Специализировался на непродовольственных товарах, но потом создал хлебопекарню. На жизнь в принципе не жаловался. Однако пришли крупные сетевые компании и довольно быстро вытеснили частника с перспективного рынка.


Ему было куда отступать, потому что сотрудничал не только с липецкими и московскими, но и районными структурами. В 2007 году купил у Становлянского райпо, с которым оставались нерешенные финансовые вопросы, базу заготконторы. Новое приобретение было как раз тем, что и требовалось, – общая площадь строений более 1,2 тысячи квадратных метров, а территории – 4000 квадратных метров.


Понятно, что состояние покупки оставляло желать лучшего. Но под склад строительных материалов, поставкой которых Дроздецкий и собирался заняться в Становлянском районе, база вполне подходила. И бизнес тогда в 2007 году, когда строительный маховик набирал обороты практически по всей стране, казался беспроигрышным. Но уже через год рынок буквально рухнул. Замерли краны на площадках, остановились домостроительные комбинаты, будто шагреневая кожа съёжились цены на вторичном рынке жилья. И, по признанию главы «Унипрома», разработанная к тому времени администрацией Липецкой области программа стимулирования заготовительной деятельности и первичной переработки сельскохозяйственной продукции оказалась очень кстати.


– Главное – она предусматривала субсидирование заготовительных предприятий из областного фонда, – размышляет Дроздецкий. – А деньги были нужны, потому что помещение, в котором можно было хранить рубероид, ламинат или линолеум, для переработки мяса не годились. И 1 миллион 750 тысяч рублей, которые мы получили из бюджета, как раз и позволили нам сделать если и не всё, что было необходимо, то очень многое.


Конечно, бюджетными вливаниями расходы не ограничились. В общей сложности в развитие материально-технической базы заготконторы было вложено более 2,5 миллиона рублей. На эти средства предприятие реконструировало одно из самых просторных помещений базы, перепрофилировав его под цех первичной переработки продукции, была заменена система вентиляции в овощехранилище. Во второй половине прошлого года, в сезон наиболее активных заготовок яблок и овощей новорождённая заготовительная фирма приобрела тентованную «Газель».


– Она идеально подходит для поездок на плантации к сдатчикам, – объяснил Дроздецкий. – И те 440 тысяч рублей, которые мы потратили на покупку машины, позволили нам сразу же увеличить оборот. Это – во-первых. А во-вторых, мы дали понять людям, что расстояния нас не останавливают, что мы готовы приехать к ним и за сорок-пятьдесят километров, готовы взять картошку или лук прямо с огорода и честно за всё расплатиться. И это, кстати, уже приносит свои плоды. И не только при закупке овощей. Селяне, выращивающие скот и птицу, уже обсуждают с нами возможные сроки поставок, другие начинают задумываться, а почему бы и им не заняться разведением живности.


В перспективы становлянского села Дроздецкий верит. Вот почему помимо обычной «Газели» предприятие обзавелось и специализированным транспортом для доставки мяса – автомобилем с термобудкой и холодильной установкой. Кроме того, в самом цехе уже появились коптильная камера, пила для разделки туш, холодильная камера, газовая плита.


– Почему газовая? – спросил я Дроздецкого.


– Так деньги считать надо, – ответил он. – Мы посчитали и убедились, что газ в нашем случае выгоднее электричества.


Считать в «Унипроме» умеют. И потому, покупая новое оборудование, в первую очередь думают о том, а что оно даст, как его эксплуатация скажется на цене продукции. И, кстати, уже сказывается. Снизив себестоимость закупок и первичной переработки мяса, фирма смогла привлечь новых покупателей. Она, например, победила в конкурсе на поставку говядины в детские сады, объявленном администрацией Становлянского района. Кроме того, заключены договоры с воинскими частями, с несколькими муниципальными структурами Липецка.


При этом в 2010 году, несмотря на аномальную жару, засуху и неурожай картофеля, предприятие продолжало развиваться. Вот цифры. Уже в конце сентября на 20 процентов больше, чем в 2009 году, было закуплено овощей. 109 тонн вместо 97. По итогам же года овощной оборот вырос почти в два раза. Резко увеличились закупки мяса, и в итоге общий оборот продукции за девять месяцев в три раза превысил прошлогодние показатели. А к концу года он увеличился почти в пять раз.


В пять раз, с 2 до 10 человек, вырос и штат заготовительного предприятия. В целом же «Унипром» насчитывает сегодня 30 человек. Ничего удивительного. Ведь предприятие – это не только переработка продукции, но и сбыт. У него три магазина. И один из них «Семейный», расположенный на автомагистрали «Дон», реализует в том числе и отменное мясо, заготовленное фирмой. Чего здесь только нет. Ассортимент практически такой же, как и в гипермаркетах. Но качество принципиально иное. Потому что речь о домашнем мясе, которое часто поступает на прилавок охлаждённым, но не замороженным. Очень широк и диапазон цен. От более чем скромных нескольких десятков рублей для небогатого покупателя до 249 рублей за килограмм первоклассной вырезки. Впрочем, москвичи, нередко заглядывающие в магазин, на цены вообще не смотрят. Они кратно ниже, чем на столичных рынках.


Даёт ли торговля прибыль? В принципе, да. Но она не очень высока. Причины? Любой нормальный владелец подворья хочет продать свою продукцию как можно дороже, потребитель – купить как можно дешевле. Сбалансировать интересы и тех, и других не очень просто. Однако «Унипром» стремится это делать, реагируя на все изменения рыночной конъюнктуры, которая часто и подобна синусоиде. В последнее время, например, на 20-30 процентов возросли цены на говядину, а вот стоимость свинины с начала года остаётся практически неизменной. Неизменны и наценки. Они, подчеркнем ещё раз, минимальны. Иначе городской покупатель просто проигнорирует местную сельхозпродукцию и предпочтёт заморскую.


Торговать в условиях жёсткой конкуренции с солнечной Аргентиной или пасмурной Польшей, давно освоившими российский мясной рынок, очень не просто. И, тем не менее, Дроздецкий не считает ситуацию безнадёжной. Выход, по его мнению, в резком увеличении оборота. Реален ли он? Хозяин «Унипрома» убеждён: вполне. Правда, здесь требуется уже иной уровень сотрудничества с сельскими жителями. Иное отношение к самим личным подсобным хозяйствам, поспешное разрушение которых как раз и стало одной из причин затяжного кризиса в деревне и массовой безработицы. Её масштабы практически неизвестны. Но это не мешает социологам делать малоутешительные выводы о том, что в начале XXI века российское село было отброшено на десятилетия назад, поэтому оно и переживает сегодня едва ли не самый трудный период в своей истории.


Впрочем, главе «Унипрома» не до наблюдений социологов. С ситуацией он знаком ничуть не хуже, потому что ежедневно наблюдает её, что называется, изнутри. Ему, человеку деятельному, трудно понять, что заставляет оказавшегося без работы сельского жителя искать утешение в бутылке.


– Какой смысл вообще искать работу по найму, – уверен он, – если есть огород и погреб, сараи для живности и луг у реки. Нормального человека подсобное хозяйство не только прокормит, но и обеспечит деньгами, а трудолюбивого – даже очень хорошими деньгами.


Любопытства ради он попытался подсчитать, сколько бычков хозяину нужно, чтобы получить среднюю по району годовую зарплату. Получилось, что четыре, максимум пять. Однако в районе есть и владельцы более крупных хозяйств. И именно они наиболее активно работают с заготовителями, сдавая бычков, свиней, кроликов, гусей, уток.


Главный принцип «Унипрома» – селянин должен иметь гарантированный рынок сбыта – соблюдается неукоснительно. Причём закупает компания не только привычные мясо, картошку, капусту, яблоки, но и тыкву. И та, кстати, нашла сбыт. Помогла так называемая выездная торговля, которая становится все более активной. Ярмарки проводились и в райцентре, и в Липецке, и в Москве. В областном центре у фирмы даже появились свои покупатели, заказывающие гусей, уток и ту же тыкву.


Резон? Есть резон. Потребители убедились, что фирма поставляет натуральные, полезные, экологически чистые продукты, те самые, которые реализуются в Европе под вывеской «Органик-фуд» и у которых появляется всё больше почитателей и в России. Последнее обстоятельство, кстати, позволяет «Унипрому» достаточно уверенно смотреть в будущее. В планах главы фирмы, во всяком случае, создание сети магазинов, торгующих домашней продукцией. И это уже принципиально иная ниша, радикально отличающаяся от той, что могут предложить крупные ритейлеры. И речь не только о мясе, но и об овощах, соленьях. Предложенные минувшей осенью покупателям солёные помидоры, огурцы, квашеная капуста, мочёные яблоки на прилавках тоже не залежались. Можно увеличивать производство, думает сегодня Дроздецкий.


И, возможно, следующим летом всё так и будет. У «Унипрома», убеждён хозяин, большое будущее. И потому он пять дней в неделю в Становом на работе. Ежемесячно накручивает за рулём тысячи километров, а иногда и вообще остаётся в райцентре. Для этого и купил дом. Хотя, как правило, старается там не задерживаться. В Липецке всё-таки семья. Жена, которая ведёт всю бухгалтерию и экономику предприятия, и трое детей – сыновья-школьники и трёхлетняя дочь.


У него предельно напряжённый ритм жизни. Но другого он себе и представить не может. Он не смотрит телевизор, узнавая новости на интернет-сайтах, но он считает своим долгом бывать в театре и заниматься спортом. Всей семьёй. Благо, что и у жены, и у сыновей увлечение общее – горные лыжи. Всей семьёй они и путешествуют. Их автомобиль исколесил всю европейскую Россию. А однажды добрались и до Риги. Впрочем, это не самые дальние семейные поездки. Были ещё Сингапур и Токио, Таиланд и курортная Европа. Он всё стремится делать на полную катушку. В том числе и отдыхать. Потому что возвращается он всегда с новыми идеями, с новыми проектами, с безусловной верой в успех.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 24 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +22 C°  Ночь: +10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Кооперативный рассвет (ФОТО)

Ольга Головина // Экономика

Приехал и поел! (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество

«Луч солнца» – символ Липецка

Евгения Ионова // История

Животноводы бьют рекорды

// Сельское хозяйство

Дорога по России начинается с Чаплыгина

Евгения Ионова // Культура

На чемпионской высоте (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество



  Вверх