Чт, 21 Февраля, 2019
Липецк: $ 65.86 74.68

Классическая музыка вне времени

Роман Хомутский | 10.12.2010

12 декабря в Липецке выступит пианист Денис Мацуев. Его концерты в нашем городе организовал Альфа-Банк, Министерство кульутры РФ, управление культуры и искусства Липецкой области и липецкая областная филармония. Накануне встречи с публикой Денис дал эксклюзивное интервью нашей газете.

— Денис, летом нынешнего года вам была присуждена Госпремия «За вклад в развитие и пропаганду отечественного музыкального искусства», то есть ваши успехи, а вы ещё очень молодой музыкант, оценили по достоинству. Как вы считаете, какие факторы способствовали обретению столь раннего признания на Родине?

— Я воспринял Госпремию как награду всему поколению музыкантов моего возраста, в том числе тем, кто участвует в моих фестивалях «Сrescendo» и «Звезды на Байкале».

Что касается признания, да ещё столь раннего (хотя кто знает, когда «рано» и когда «поздно»), то, поверьте, я никогда не ставил себе цели — получить Госпремию. Просто с детства любил выступать перед публикой. И мне было неважно, где это происходит: во дворе или в музыкальной школе. Откровенно говоря, играть в футбол мне нравилось больше, чем сидеть за роялем. Так что всё, что со мной случилось, я считаю стечением обстоятельств.

И очень благодарен своим педагогам, в частности, профессору Московской консерватории Сергею Леонидовичу Доренскому и фонду «Новые имена» и его бессменному руководителю Иветте Николаевне Вороновой за то, что моя жизнь сложилась именно так, а не иначе. Благодарен своим родителям, которые обманом затащили меня в Москву из Иркутска, пообещав, что я смогу смотреть футбол прямо на стадионах, и своей бабушке, которая продала квартиру и дала мне 20 000 долларов на жизнь в столице. Корпорация под названием «семья» полностью работала на меня. Как я могу после всего этого сказать, что мой успех — исключительно моя заслуга?

— Многие деятели искусства и культуры считают, что пока в государстве не будет принято единой современной программы культурного развития, говорить о качественном и, тем более, количественном росте в этой сфере просто не приходится. А что думаете по этому поводу вы, советник Президента РФ по культуре?

— Я всегда говорю о необходимости возведения новых концертных залов с хорошей акустикой — России необходимо как минимум десять таких площадок. И я обещаю, что буду пробивать их строительство. Нужно поддерживать региональные оркестры, которых осталось катастрофически мало. Мой личный вклад в развитие культуры — это работа в фонде «Новые имена», вице-президентом которого я являюсь. Плюс к этому я много гастролирую по России — это мой принцип. Я никогда не уезжал из страны и пережил здесь все сложные времена. Как-то подсчитал, что посетил более 100 российских городов, в некоторых был по пять-шесть раз и больше. В Липецке я буду выступать второй раз.

— А что нужно делать, чтобы возрождались традиции преемственности поколений в российской музыкальной культуре? Какие, по вашему мнению, необходимо принять меры для предотвращения дальнейшего оттока преподавательского состава за рубеж?

— Преемственность — цель моих фестивалей. Летняя творческая школа в Суздале, которую организовывает фонд «Новые имена», тоже работает над формированием преемственности — дети из разных городов приезжают туда, чтобы получить уроки у самых лучших преподавателей.

— Вам довелось объехать огромное число российских городов, выступать в самых разнообразных залах. Как вы оцениваете уровень академического искусства в регионах?

— Уровень музыкального мастерства в наших городах разный. Мне бы не хотелось давать какие-то оценки. Но я вас уверяю, что до сих пор, несмотря ни на что, в России, в её провинции работают довольно много высококлассных музыкантов, со многими я хорошо знаком. Это Уральский академический симфонический оркестр Екатеринбургской филармонии, Новосибирский симфонический оркестр — их я не раз приглашал на свои фестивали в Москву, Петербург, Иркутск. Много ещё хороших оркестров и коллективов, но им надо помогать, их надо сохранить, во что бы то ни стало.

— Участвуете ли вы в конкурсах в качестве «судьи»? Какой из российских (мировых) конкурсов для пианистов считаете наиболее представительным?

— Я согласился войти в состав жюри конкурса имени Петра Ильича Чайковского, который пройдёт летом следующего года. Решение было сложным — не хотел вершить чужие судьбы. Сам понимаю, какую роль это может сыграть в жизни человека. А конкурс Чайковского для многих становится определяющим в карьере. У него потрясающая история и движущая сила. В разное время в жюри входили и Давид Ойстрах, и Тихон Хренников, и Георгий Свиридов, и Мстислав Ростропович, и Эмиль Гилельс. Огромная ответственность и очень почётная миссия.

— Поддерживаете ли тесные творческие связи с кем-то из коллег по цеху? С кем вам комфортно выступать на одной сцене?

— Вы всех их знаете — Валерий Гергиев, Владимир Спиваков, Юрий Темирканов, Юрий Башмет. Мы дружим, выступаем вместе. Никогда не отказываем, если кто-то из нас просит другого поучаствовать в концерте или в конкурсе.

Кстати, в начале следующего года — очень жду этого события — я буду играть вместе с симфоническим оркестром Берлинской филармонии. Для любого музыканта это определённая веха в творческой судьбе, потому что это один из лучших оркестров мира, если не лучший. И мне безумно приятно разделить эту радость с Валерием Гергиевым, который будет дирижировать оркестром.

— Как вы полагаете, есть ли в классической музыке мода? Например, на произведения каких-либо конкретных композиторов или на исполнителей?

— Я глубоко уверен, что кто-то создаёт моду на шоу-бизнес. Причины понятны — баснословные гонорары и доходы. Классическая музыка на то и классическая, чтобы оставаться вне времени. Заметьте, большинство концертов транслируется либо очень поздно вечером, либо уж совсем в ночное время, когда показа дожидаются только самые стойкие ценители. Это ли не говорит о том, что сегодня модно, а что нет?

Что касается классических музыкантов, то я уверен: они должны играть, не следуя моде, а исходя из своих возможностей и из того, что в данный момент близко их настроению. Я в последнее время играл много произведений Сергея Рахманинова, записал несколько дисков, в том числе цикл «Неизвестный Рахманинов». Просто чувствовал в себе энергию его произведений.

— Сколь долог век активно гастролирующего классического музыканта? Не возникает ли с годами ощущения пресыщенности и желания посвятить себя, предположим, просветительской, общественной или преподавательской деятельности?

— Это житейский вопрос. Он относится не столько к музыкантам, сколько ко всем людям в принципе. Почему одни в 80 лет сохраняют ясность ума, бодрость духа, некоторые из них даже выходят на сцену, а другие затухают? Важен настрой самого человека. Никто не ограничен никакими рамками, кроме тех, что ставим мы себе сами.

Преподавать? Думаю, мне пока рано. Я получаю удовольствие от гастролей — мне никогда не надоедает выступать перед публикой.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных